Год:
2019
Месяц:
Ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

К 300-летию российской полиции: «Милиция нас берегла. Сто лет на службе народу. Первые милиционеры»

 (Из истории Верхнехавской милиции).

Летом 1917 года волостной старшина Н.А.Лаврентьев, урядник и 12 стражников, сдав новой власти числящееся за ними оружие, уступили место новым блюстителям порядка. Первыми верхнехавскими милиционерами стали недавно вернувшиеся с фронта по ранению солдаты: Попов Алексей Иванович, Востриков Иван Яковлевич, Хатунцев Андрей Яковлевич.

Кадры верхнехавской волмилиции не были стабильными. Постоянно менялся и рядовой, и начальствующий состав. Одни шли в милицию по идейным соображениям, другие – дабы не попасть в армию, третьих понуждало голодное время. В числе первых её руководителей значится М.Калашников (1918 г.). Другой более известный милицейский начальник тех лет старший милиционер Бащенко Фёдор Венедиктович. (Из деревни Бендюговка, 1895 г.р., служил в старой армии. Кандидат РКП (б), инструктор по всеобучу. В милиции с 1919 года. Окончил губернскую школу комсостава милиции). Чехов Василий Алексеевич, начальник милиции. (Из крестьян, 1891 г.р., член партии, прапорщик старой армии. В милиции с октября 1919 года. «Энергичный, стойкий милиционер»).

В январе 1919 г. житель В.Хавы Борисов Митрофан Семёнович написал заявление в волсовет: «Имею честь покорнейше просить о зачислении меня в штат местной милиции со своей лошадью». Уездная милиция в том году объявила о наборе 50 конных милиционеров, обязательно партийных или сочувствующих большевикам. Оклад 382 рубля и 210 рублей фуражных.  Принимали в милицию мужчин 18-50 лет, освобождённых от воинской повинности по демобилизации.

В 1920 – 1921 гг. личный состав милиции насчитывал  18 пеших милиционеров(18 винтовок).

Среди них ст. милиционер А.И.Болдырихин, зам. нач. милиции Т.Земсков, И.Д.Кузин, Фёдоров Василий Илларионович, Шевяков Фёдор Матвеевич, Курьянов Георгий (умер в 1918 г.). Потапов Иван Андреевич был милиционером партийным. По долгу службы ему часто приходилось бывать в местах происшествий (обыски, аресты, изъятие продуктов).                          

Десять конных: Круцких Павел Ильич, Мязин Николай Николаевич, Митин Алексей Гаврилович, Митин Алексей Михайлович, Гавриков Яков, Попов Фёдор, Беляев Егор Иванович и другие.

В ведении милиции находился арестный дом. Заведующий С.Попов. В нём ежемесячно содержалось по 20-25 задержанных граждан. Например, в апреле 1920 года в ардоме парились Филиппов Иосиф, Пономарёв Павел, Каплин Василий, Симонов Евграф, Бобров Иван и Кузьмин Фёдор – от 2 до 18 суток. На питание им выдавали по фунту хлеба.

Милиция – «охранный карательный орган советской власти» – мерами  «понуждения и принуждения»  содействовала продорганам в сборе продразверстки, многочисленных налогов,  в проведении реквизиции «излишков»,  «незаконных» продуктов питания, скота у населения. Без милиции не обходилось и выполнение труд.- гужповинности, выгонка крестьян на заготовку дров в Графском лесу, на очистку железной дороги от снега, перевозку различных грузов. На милиции лежала обязанность и борьбы с самогоноварением.

Летом – осенью 1918 года в селениях волости было замечено «сильное производство самогона из хлеба». Местная власть с милицией объявляет войну самогонщикам. Меры к ним такие: первое наказание – штраф 100 рублей. При неуплате месяц тюрьмы. Дважды не уплатил – тюремный срок увеличивался вдвое. Самогонные аппараты ломать. Лицо в пьяном виде содержать под стражей, «пока не укажет, где покупал самогон». Младший милиционер  Крутских Павел с понятыми провёл обыск у жительницы В.Хавы Щёголевой Екатерины Митрофановны, гнавшей самогон. В её погребе они нашли кадку с несколькими пудами патоки. Находку сдали в общество потребителей. Хозяйка понесла наказание.

Милиция занималась «вечными» вопросами – семейно-бытовыми, разбором межсоседских жалоб, склок. Именно такую работу вёл в июле 1919 г. в Б.Приваловке старший милиционер Ф.Скляднев, разбираясь в  семейных спорах, имущественных вопросах.

Осенью 1920 – зимой 1921 г. в волости имели место более серьёзные преступления: покушение на убийство, два грабежа, семь краж, в том числе двух животных, один случай спекуляции хлебом и солью, два пожара.

Пока продармеец из Грушино большевик Моисеев Семён Гаврилович вёл в Б.Приваловке продразверстку (жителям казалось, что он это делает для себя лично), к его отцу 27 декабря на четырёх подводах прибыли шесть неизвестных. Забрали сено, корм, зерно из риги. На поднятый хозяином шум ответили залпом из оружия и скрылись. Следы пошли на Б.Приваловку. В ночь на 1 января 1921 года пять воров на лошадях пытались на ссыпном пункте в В.Хаве украсть 19 мешков зерна. Были задержаны. Раскрытие преступлений, естественно, лежало на плечах милиции.

Какими-то заметными привилегиями первые милиционеры не пользовались. Как и всё местное население, они бедствовали с питанием, одеждой, обувью, сельхозинвентарем. Работники милиции постоянно обращались в волисполком, земельный, продовольственный отделы за помощью. Например, (февраль 1919 г.) – купить в кредитной лавке для себя 12 пар галош. (Свободная купля-продажа отсутствовала – (авт.). Их начальник М.Калашников дописал в заявлении: «Мы всегда честно и аккуратно выполняли свои обязанности».

Милиционер Беляев Георгий Иванович просит отпустить верёвок на вожжи, Крутских Павел Ильич – «ублаговолить казённой повозкой», так как он «из беднейшего класса и защищает Советскую Республику». Его телегу на железном ходу в октябре 1919 года взяли красноармейцы.

Милиционеры, как и другие совслужащие, получали в месяц 20-фунтовый продпаёк на едока. В мае 1920 г. делопроизводитель волмилиции А.Г.Митин заявил в продотделе: «Хлеба не имею более недели». Отоварили его двумя пудами ржи и 13 фунтами пшена. Отболевший тифом П.И.Крутских тоже получил «норму положенности». «Хлеб мой обмолочен  ветром. Убрать некому. Трое детей», - писал он в своем прошении.

Тяжёлое положение и у милиционера Ф.И.Шевякова. У него шесть едоков, как и у начальника волмилиции В.А.Чехова. Начальник не раз ходил с протянутой рукой в волисполком, испрашивая для милиции то продукты, то жмых, то овёс «для моей лошади». (Пять фунтов в сутки – норма). То конопляное масло для освещения.

Правда, реквизированные продукты, фураж, зерно милиционерам были более доступны для приобретения «по норме положенности», «по твёрдой цене» (намного ниже). Так, изъятые 48 пудов жмыха на маслобойне Воронина Капитона (с.В.Хава) были отпущены управлению милиции.

Не обходилось без досадных эксцессов. Пока в Б.Приваловке шла выкачка хлеба у населения, милиционер И.Старцев самовольно «по спекулятивной цене» вывозил оттуда сено и солому. Его задержали продотрядовцы. Отобрали винтовку. В ноябре 1920 г. стало известно, что милиционер железнодорожной станции В.Хава Н.А.Мязин спекулирует солью, керосином в обмен на хлеб. Продагенты Т.Светличный, Б.К. Керенко и ст. милиционер Г.И.Беляев провели у него обыск и обнаружили весомые улики. Н.А.Мязин был задержан и препровожден к начальнику волмилиции

Но подобные факты были единичными.

 

30.05. 2006 г.

Вячеслав Смирных

Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России